• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: слова и тексты (список заголовков)
10:47 

Он сказал: "Поехали!" и запил водой.

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
изображение

UPD: Долго не обновлял word count, потому что забывал и было лень, а вот сейчас забил все написанные за ноябрь тексты в валидатор. Итого: доделал главу и написал "с нуля" три законченных текста, один из которых большой. Неплохо! Учитывая Сибирь и всяческие неожиданные поездки.
запись создана: 01.11.2015 в 18:32

@темы: Слова и тексты, Рабочий процесс

15:36 

Кровь, пот и... это было не так тяжко, как я думал

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
21:06 

Что-то это мне напоминает.

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
"Наилучшим образом для этой цели по мысли Александра I, а затем и Николая I и его наследников подходил религиозный пафос, господство которого в общественной речи освящало существовавший порядок вещей и постепенно убаюкивало общественное сознание торжественным уверением, что обладание религиозной истиной навсегда гарантирует России мир, славу и процветание. Эти воззрения были, как мы видели, широко распространены во времена Средневековья, но в бурно развивавшуюся эпоху Нового времени значение религиозного пафоса стремительно девальвировалось. В России же усилиями государства, испуганного после восстания 1825 г. неизбежностью перемен, вызванных вполне естественным процессом кристаллизации национальных ценностей, религиозный пафос продолжал старательно насаждаться".

Зверев С. Э. Военная риторика Нового времени.

@темы: Слова и тексты, Осмысленная действительность, Изба-читальня

17:27 

К порядку!

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Сегодня порядок заключается в том, что я сделал в эпиграфе ссылки на все места, где я наследил своим творчеством. Чтобы все знали, от чего держаться подальше.
На ДевиантАрте много Демасии и немножко всякого другого, за что мне не очень стыдно. На Тумблере больше Shingeki no Kyojin. На фикбуке ничего, кроме Демасии (и некоторого другого ЛоЛского). Все это живет и очень, очень медленно, но обновляется.
Благодарю за внимание.

@темы: Художества, Ссылкота, Слова и тексты, Блоговодство

16:03 

Про бардов

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
В дайри-бесте нынче пишут о шаблонных героях.
Как же сделать героя - не шаблонного, если голова, ввиду пребывания в культурном поле, шаблонами думать умеет как раз лучше всего?
Самый правильный легкий и остроумный способ - слизать с исторического или мифологического прототипа. Жизнь интереснее, чем мы думаем, и древние легенды гораздо более непредсказуемые, чем то, что мы сочинили бы сейчас.

Например, "Песнь о Нибелунгах" (здесь я использую перевод Корнеева): есть там такой шпильман Фолькер, изумительной суровости товарищ.

К себе поближе Фолькер придвинул свой смычок,
Который был столь длинен, тяжел, остер, широк,
Что при нужде владельцу он мог служить клинком.
Так и сидели на скамье два витязя рядком.


Да-да, он может (и хочет) отлупцевать врагов смычком!

И крикнул смелый Фолькер: "Вы тронулись умом,
Коль под ноги суетесь таким богатырям.
К нам подступать не пробуйте, иль худо будет вам.

Уж так смычком я двину, коль разозлят меня,
Что многих будет вскоре оплакивать родня.
Уйдите-ка с дороги, пока я не вскипел.
Все смельчаками мнят себя, да ведь не каждый смел".


При этом он не маскируется под шпильмана, а правда умеет играть, и играет хорошо, и скрипка ему - не просто оправдание, чтобы носить тяжеленный смычок как второй меч, а рабочий инструмент. То есть, нормальный такой бард из игр, у которых ноги растут из D&D.
Как представлены барды в играх и литературе? Да вот возьмем хотя бы Лютика из "Ведьмака" - талант, красавец, любитель женщин, рассказыватель историй и влипатель в опасные приключения. Сражаться не умеет, и уж своим инструментом точно никого не будет бить по головам. Какой-то такой образ и возникает в голове, когда думаешь про фэнтезийного барда или героя похожих занятий и типажа. Шаблон, да.
Как же сделать из барда - не шаблонного, а, пусть и без дальнейших стараний автора не слишком оригинального и живого, но хотя бы не совсем типичного персонажа? Взять и поменять одну из типичных характеристик. Заменить "не умеет сражаться и не лезет в драки" - на "отличный воин и забияка", и тут же придет в голову, что смычок-то у него, поди, стальной, и скрипка - из цельного чугуния, и вот уже получился забавный дядька (гуннам, правда, от него было совсем не забавно).

Заметка для себя: когда в произведение пролезает кто-то очень уж типический (особенно часто это случается с "классическим квартетом": воин, клерик, маг и вор) - взять и заменить ему хотя бы одно шаблонное качество - на противоположное или просто неожиданное.
Я написал этот пост исключительно потому, что мне нравится шпильман Фолькер и я хотел им поделиться.

@темы: Слова и тексты

11:19 

Недоумеваю я...

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Чуть не написал "меня приводят в недоумение", но опомнился: сколько можно в речи представлять человека объектом действия, а субъектом - что угодно другое?! Причем часто непонятно даже - что. "Мне читается", "мне думается", "недоумевается"...
Так вот, недоумеваю я над произведениями, где главная мысль - что мир бывает несправедлив, а жизнь бывает страшна и сложна, и где главная цель автора - доказать это и показать, а более никакой цели и нет. Из легкого чтения можно вспомнить того же Аберкромби, о котором я уже писал. Но у Аберкромби с его "никто не получает то, что заслужил" был еще извилистый сюжет, а у чтения "тяжелого", которое очень любит еще и всякие премии получать, порою недостает и сюжета.
Так для чего?..
Дело в том, что мы и так все давно знаем, что жизнь тяжела и мир бывает несправедлив и в своей жестокости ужасен и порою ироничен. Не нужно нам доказывать это, это не то, что нуждается в доказательствах. Это не откровение и некое новое знание, которое культура не смогла родить до нас. Смогла, и еще как: не зря же мы были выпихнуты из места, где жить беззаботно, в место, где нужно выживать, за то, что съели неположенный фрукт с неположенного древа. Прямым текстом, яснее ясного. Так что с кем полемизируют авторы такой вот мрачной, "жизненной" литературы? Кто их знает, культура с ними и так полностью согласна уже давно.
А, может, они противятся этому нарождающемуся (или возрождающемуся?) в сытом мире полуязыческому убеждению, что Вселенная справедлива и добра, и каждому по заслугам, кармические принципы, природа сама по себе хороша и изобильна, и нужно только жить в гармонии с нею, и она все тебе сама даст, а мир тебя оближет и обласкает, и все как-нибудь само собою сложится.
А вот ни черта не сложится само, и может прилететь по голове "ни за что", и выпасть незаслуженное счастье без всякой кармической справедливости. И, если мы сами не сделаем что-то хорошее, мир его нам не даст. Более того, если мы ничего не будем делать, мир развалится. Для того нас и вытолкали из рая сюда.
...Интересно становится, когда автор прекращает напоминать нам то, что мы знаем и без него, а поднимается на следующую ступень и утверждает уже то, что утверждать стоит. Например, что человек силен и может многое преодолеть. И что он умен, и может из говна сделать конфетку. "He picked up the lemons that Fate had sent him and started a lemonade-stand".
Жаль, что не все авторы так делают, и часто заигрываются с Ужасами Мира, а там уже бац - и конец произведения подоспел.

@темы: Слова и тексты, Осмысленная действительность

20:12 

Про стили персонажьей речи

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
"Смысл в том, что никакие люди, ни почвеннические, ни канцелярские, ни интеллигентные, не говорят и не думают столь сильно стилистически окрашенным языком, это все изобретения писателей-модернистов, и изобретение довольно скверное. То есть, для каких-то языковых экспериментов оно, может, и годится, но для попытки воссоздания какого-то непротиворечивого и до некоторой степени реалистического целого – нет. Герои Достоевского, на основании которых Бахтин строил свою теорию, говорят и думают на самом деле не слишком отлично друг от друга – их главный диалогизм не в том, как они говорят, а в том, что и как они видят... <...> ...сильно маркированная речь хороша для анекдотов про хохла и сало, но уже на школьных писательских курсах люди посмышленее узнают, что язык – это не только функция от социального опыта, и что художественная деталь хороша лишь тогда, когда она деталь, а не пятно размером с Солнце".
Из вот этого замечательного ЖЖ.

И снова к вопросу о том, как нужно писать. Пора, кажется, заводить подобный тег. Надо сказать, меня это неосознанно дергало в книгах, когда речь героев чересчур стилистичеки окрашена. Я все же старался отмечать это как положительный момент, все же это замечательно, когда героя можно определить без авторских ремарок, это подается как один из очень важных для писателя навыков даже. Однако это в самом деле бывает чересчур и ненужно, и оказывается, просвещенный народ, читавший Бахтина (я Бахтина не читал, позор мне) уже давно в курсе, один я отстал, но вот нагоняю.
То есть, делаем промежуточный вывод, чтобы герои были разные и живые, не нужно бояться, чтобы герои говорили похоже, нужно заботиться, чтобы они думали о разном и преследовали в разговоре свои цели. Например, Эзреаль хочет бежать-нападать-валить башни-делать ганки, а Тарик хочет сначала осмотреться, прижиться на лайне и вообще подождать, пока философский камень ему наделает золота на ботинки. Я так понимаю, выражать это они могут стилистически нейтрально, но все равно будет видно, что это разные люди.
При этом не стоит забывать о деталях и стилистически окрашенных единицах, но я так понял, правила хорошего вкуса рекомендуют иметь их в речи героев как специи - щепотку на сковороду.
Кстати говоря, знаки препинания и разная длина предложений - это ведь стилистически нейтральные средства выразительности? А ими так хорошо обрисовывать персонажа. Один, например, все время восклицает от избытка энергии, а другой задумчиво тянет слова...
Я всегда очень переживал, что речь моих героев схожа по стилю... конечно, у всех есть любимые словечки, выражения и темы, но все же, закрыв глаза на ремарки, не получится четко различить их классовую и социальную принадлежность, например, а часто и отличить одного от другого (по стилю речи, напоминаю, а не по темам). А тут понемножку оказывается, что это не такая уж и беда. И это приятно! Сегодня день позитивных сигналов.
Как-то вот так. А скоро еще про психологизм напишу.

@темы: Слова и тексты

18:42 

Я снова читаю рецензии.

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
И снова на МОСКе, например на книгу серии "Князь Вольдемар Старинов" - "Чужая война". Книгу, опять-таки, не читал, ну и не надо. Дело в том, что рецензент ставит книге в плюс "великолепное описание внешнего, а особенно внутреннего мира героев". И там же приведены цитаты вроде этой:

"Остатки былой отстраненности от событий помогали ему сохранять полнейшую невозмутимость, что служило пищей многочисленных слухов о том, что он отдал возвышенным богам все свои чувства в обмен на знания, слишком большие для такого малолетки, кто ж, как не боги их ему дали. Слава богу, тут нет понятия дьявола, а то точно обвинили бы в том, что он продал ему душу. Богам же… ну боги же. Им можно что угодно продать, если не жалко, и если те, конечно же, согласятся купить".

Помимо очаровательного момента с богом, богами и дьяволом, тут, надо полагать, раскрыт-таки глубокий внутренний мир героя, причем великолепно. Герой, кстати, пятнадцатилетний подросток, насколько я понял из обсуждений. Так вот, я думаю, тут все плохо потому, что плохо, и внутренний мир героя раскрывается как-то не так, или я просто ничего не воспринимаю из-за удивительного в плохом смысле языка?..
И сюда же вопрос, который, на самом-то деле, меня и занимает. Как нужно в тексте, для простоты возьмем объемный вроде повести или романа, делать героев живыми и показывать наличие у них пусть не глубокого, но хоть какого-то внутреннего мира? По моим ощущениям, вот просто так сказать, что герой такой-то и сякой-то, невозмутимый, например, и как другие от этого тащатся, ничуть не помогает сделать его глубже, живее и человечнее. Может, было бы эффективнее не сказать, а показать в разговоре или действии? По-моему, так даже странные для героя (полнейшая невозмутимость для травмированного подростка в чужом мире) черты принимаешь на веру легче, чем когда автор тебе их просто перечисляет.

Бывает так, что какой-то совершенно небольшой кусочек текста, какой-то прием здорово добавляет персонажу глубины: раньше видели его плоским, на подхвате, а потом что-то такое о нем узнаешь, видишь - и оп-па. Если не раскрыли, то дали намек на внутренний мир и то, что в нем происходит.
Для меня самым сочным примером такого с недавних пор стал один текст, да простит меня автор за упоминание его здесь, где один молодой человек королевской крови размышляет о своем потомстве - лета уже подходят его заводить. И вот думает он о том, каково это быть - королевским ребенком и королевским родителем, и выходит, что не очень сладко (хотя написано все очень интеллигентно и спокойно, без истерик и чорного ангста), и читатель понимает, что это он не столько о своем потомстве, сколько о себе... и это очень круто. В смысле, момент понимания, то, как это сделано. Р-раз - и история семейных отношений, и можно догадаться, каковы отношения сейчас, и это в самом деле добавляет глубины. Причем буквально пара абзацев, и никого специального места и времени автор под это не выделял, а вплел в нужные по сюжету мысли.
Я очень сумбурно говорю, потому что это сложно описать. Когда что-то сделано хорошо, не всегда сходу поймешь - как именно это сделано и почему работает.

Ну так вот, что я думаю-то, собственно. Дорогие пишущие братья! Как показать в тексте внутренний мир героя? Если есть какие-то про это советы в учебниках для писателей, то я поищу и скину, наверное, сюда. Если вы знаете ответы, советы, фишечки - прошу, поделитесь? Или просто мнением.
Я вот думаю, что показывать это дело очень круто через, в честности, отношения с другими персонажами. С кем-то ладит, с кем-то по неким причинам - нет, какие-то у них свои истории... И еще - через привычки, у нас у всех есть привычки, не может быть, чтобы у героев, если они живые люди, не было тоже.
А как еще?..

И на закуску - просто кусочек из той же книжки, про которую вон выше рецензия по ссылке:
"Потому то Володя ничуть не заблаждался относительно боевых возможностей вражеских латников вынужденных теперь сражаться пешими из-за отсутствия коней."
Рыдайу.

@темы: Слова и тексты

09:00 

Я читаю Донцову.

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
И более того, люблю ее.
Теперь, когда все от меня отписались, можно продолжать.
Я все еще не бросаю читать рецензии на всякое фэнтези, во-первых, потому, что просто люблю рецензии как жанр, во-вторых, потому, что так можно взять и найти хорошего автора, которого бы иначе пропустил, ведь в книжные я за художественной литературой давно не хожу. Так вот, не знаю, как в других жанрах, а даже в рецензиях на фэнтези нет-нет, да и проскользнет что-то пренебрежительное в адрес Донцовой. Мол, книжка-то говно, но все-таки не Донцова. Или "Вам, батенька, с таким вкусом лучше вообще не лезть в фэнтези, а идти читать Донцову". Этим очень любят бросаться набегающие в комментарии обиженные авторы. И вообще, Донцова - это нынче синоним дурной литературы, а количество ненависти к ней просто зашкаливает даже у тех, кто, кажется, вовсе ее не читал.
А я вот читал.
Такие вот книжки в мягких обложках у нас в семье зовут "растопочной литературой". Когда ездим на дачу, традиционно покупаем заранее или уже на вокзале такой вот бездумный покетбук, читаем в поезде, а в деревне растапливаем ими печку, потому что даже при всем желании издание после пары прочтений рассыпается на составляющие. Так я прочитал несколько детективов, пяток какой-то еще фигни, несколько Донцовых и даже один любовный роман. Потом у меня появились собственные деньги, я стал покупать себе книги уже сам, потом и вовсе завелся коммуникатор, а затем и читалка, и спутали все карты. Но что-то в этом, конечно, было - в растопочной литературе, которой отведено определенное время и определенное место.
И я очень рад, что познакомился с книгами Донцовой.
У всех к ней так много претензий: и пишет быстро, и язык простой, и герои, дескать, ненастоящие, и нет Идеи, смысла, и никуда она не зовет, и не поднимает читателя к себе вместо того, чтобы к нему опускаться, и это вообще не литература, и так далее. Претензии есть и у меня, но их немного, вот разве что к стилю, иногда характерное обращение с синонимами очень дергает. Но это, пожалуй, и все. Остальные недовольства снимаются пониманием того, что это за книги, что это за жанр и для чего. Сама автор прекрасно это осознает, например.
Во всех развитых странах огромная часть книжного рынка - это так называемый "книжный продукт". Развлекательная, жанровая литература. Это плохо? Нет, это отлично - до той поры, пока авторы и издатели несут ответственность за качество развлечения. Донцова ее несет, у нее правда вполне качественные книги: увлекательные, занятные, с неожиданными сюжетам. Вот бы вопителям на форумах поучиться!

Но я читаю ее и люблю по другой причине.

Благодарю за внимание.

@темы: Слова и тексты, Изба-читальня

20:59 

О выборе масштаба

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
И вновь я читаю рецензии на свежую и не очень литературу дабы понять, что люди нынче в печатном слове ценят, а что не одобряют. Люди есть разные и очень умные, и согласен я с рецензиями или нет (большинство рецензируемых книжек я вообще не читал), много раз уже почерпывал что-то новое о литературе вообще.
На сейчас раз - кусок комментария из темы о романе О. Громыко "Верные враги":

Но для каждого масштаба нужно мастерство. У Громыко житейский юмор, и он конфликтует с выбранным масштабом. По сути средневековье вообще не подходящее место для Юмористической серии, хотя именно туда, благодаря её популярности, и общей осведомленности авторов об этом времени, они и идут. У Громыко и правда есть ляп - стилистический, и этот ляп она повторяет в Путнице ящитаю.
Еще один ляп: профессии персонажей. Если уж переводить историю в средневековье и пользовать житейский юмор, то надо идти к купцам, ремесленникам, но никак не к воинам и драконам. А враги описанного Громыко типа, это какие-нибудь соседи, сильно нелюбившие друг друга и внезапно попавшие в одну лодку. По сути вся трагедия в книге может быть засунута в масштаб города или даже улицы. Не обязательно поднимать в королевстве войну, чтобы показать месть, и смерть ребенка Шелены вполне может где-нибудь в масштабе города произойти, не изменив глубины её переживаний.
Хорошим примером может стать Александра Руда с её "Олло и Отто". Чем эта книга отличается от типичной Армады? Да ничем считай: юмор местами смешной, местами плоский, стервозная героиня, красавЕц, в которого она влюблена. Но масштаб книжки выйгрышный - маленький, профессии у главных героев скромные - без спасения мира. И вот, по Качеству равная "Лейне", эта книжка, тем не менее, урвала себе место повыше. Кто-то тут уже упоминал, что всех мерисей можно было замечательно выписать в качестве придворных дам, вместо воинш и магинь, и это верно, хотя, конечно, не панацея.


Признаюсь со стыдом, я раньше не думал о неверном выборе масштаба как о стилистической ошибке. Более того, я не встречал, чтобы эту тему поднимали во всяческих учебниках для МТА. С другой стороны, если я не видел, это не значит, что ее там нет, наверняка же кто-то об этом говорит, и много, но я вот наткнулся только сейчас. И призадумался.
Граждане, а вот не возникало ли у вас порою ощущения, что в книге что-то не так? Что фон слишком вычурный, что эпичность нагнетается искусственно, что личность героя не соответствует тому, что он совершает и что творится вокруг него? Когда на кону вопрос существования государств, планет, миров - ожидаешь увидеть и личности сообразных достоинств, а авторы дают нам в основном школьниц и студенток, которые рады, наконец, стать независимыми от родителей, носить сапоги на двадцати сантиметровых шпильках(тм) и найти свою любовь. Если роман о любви и взрослении - то нужно ли делать героиню демиургом, Избранной, решающей судьбы народов? Нужно ли делать героя - низвергателем богов? Тем более, что внутри у героя не происходит ничего такого, для чего обязательно лепить весь этот эпический размах. И вот в таких случаях читатель чувствует себя обманутым, хотя и редко понимает, почему. Это как, знаете, в фанфиках по какому-нибудь эпическому фэндому: персонажи продолжают существовать в захватывающих дух декорациях и даже совершать что-то великое, но при этом только и делают, что с увлечением срутся из-за того, кто у кого увел любовника.
Остается вопрос: каким же должен быть герой, какие мысли и желание должны обуревать его, какие цели должен он преследовать, чтобы подходить масштабу, допустим, города? А страны? А целого мира? Ведь вымышленные страны и миры - остаются странами и мирами, и читатель, если что, чувствует лажу.
Над вопросом буду думать, и если кто-то из моих возлюбленных читателей имеет что сказать - буду очень рад.
А книжку Громыко я в сове время читать начинал, отметил шикарный язык - и закрыл, потому что быстро заскучал.

@темы: Слова и тексты

19:33 

Упражнения для писателей

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Как разобраться с писательским блоком, как развить фантазию, как улучшить стиль?
Писать, блин.
Писать абы что неинтересно, потому вот вам, граждане (которым оно надо), упражнения для писателей на каждый день: Writer's Exercise Generator. Или не на каждый, у меня самого вряд ли хватит усидчивости и силы воли каждый день заниматься. Однако я думаю, что это в самом деле полезно: мозги расшивеливает и помогает навыку не заржаветь.
UPD. А вот и целая страничка с разными ресурсами, которые выдают случайные фразы, упражнения, предложения на пописать. Можно поковыряться и найти именно то, что вдохновляет в данный момент.

Write a short review of a play about three people stuck in the elevator.

Write a short biographical sketch of the following character: Tina Weeny - a stupid girl.
запись создана: 06.10.2012 в 18:41

@темы: Ссылкота, Слова и тексты, Рабочий процесс

21:55 

Эпическое фэнтези...

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
...есть такое фэнтези, где происходит масштабная борьба Бобра с Ослом, Козла с Козлом, Хорошего с Лучшим, а выдержано это все нередко в виде многотомной эпопеи, состоящей из описания битв и походов.
Темное фэнтези есть такое фэнтези, где, в отличие от обычного, на мир, где царствует Бобро, не нападает внезапно Козло... то есть, что-то такое нападает, но Бобра-то никакого нет, и Козло в мире правит изначально, "и его проявления воспринимаются обывателями как должное".

Трилогия Джо Аберкромби "Первый Закон" (Joe Abercrombie, The First Law Trilogy) - это и то, и другое. Три книги ("Кровь и железо", "Прежде чем их повесят", "Последний довод королей") сплошь состоят из описаний битв и походов, и зло царствует себе, воюя против другого зла, а жители, видимо, уже привыкли. А читатели того и ищут, называя подобный подход "реалистичным". "Надоели ельфы и бла-ародные рыцари, хочется чего-то реального, как в жизни".
В жизни так, как в "Первом Законе", не бывает, иногда просто до абсурда.

Читать дальше?

О главной мысли, морали и всем таком прочем. Рефреном повторяется "никто не получает то, что заслужил". Та ли эта мысль, чтобы катать такой объемный текст в подтверждение?..
Из последнего тома: "Времена всегда трудные, — проговорил Трясучка сквозь зубы. — Это не значит, что можно творить всякое дерьмо". Жемчужина! Так жаль, что это просто фраза, и текст ее нигде не иллюстрирует, а даже опровергает.

Таков мой опыт знакомства с эпической и темной фэнтези, образцом жанра, который хвалят везде и всюду. Что же, это было, по крайней мере, занятно, и дало пищу для мыслей.
Благодарю за внимание. Под кат уберу позже.

@темы: Слова и тексты, Изба-читальня

22:52 

И снова здравствуйте.

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
И снова я читаю рецензии на всякую литературу, дабы понять, о чем и как сейчас пишут. Разумнее было бы читать саму литературу, и местами я так и поступаю, однако же именно в рецензиях можно выловить много интересного, например - читательские чаяния и ожидания. Это я все хочу понять, что нравится народу в литературе, что - нет, что нынче считается качественным.
Сегодня, например, встретил:

"У Тангора есть мотоцикл. Так вот, он его ни разу его не ремонтирует. А ведь для мужчины копаться в машине приятней, чем на ней ездить. Если, конечно, он купил машину за свои деньги, и не для галочки. И что сильнее всего выбивает из образа - отсутствие девушки. У Тангора ее не просто нет, он за всю книгу ни разу не подумал о прекрасном поле, а ведь ему 22 года. Не стыкуется это. И он рефлексует. Редко, но есть. Женская это черта, как ни крути".

Интересно, а каков должен быть мужчина (персонаж), чтобы ему на лоб поставили печать "В образе"? Шаг вправо, шаг влево - уже из образа выбивается, гляди-ка. Если персонаж вдруг не похож на Стандартный Набор Типичных Мужских/Женских Черт(тм) - все, пжалте на расстрел. А как же. Искусство, понимать надо! Оно жызненное должно быть.
Нет, ну ладно, черт с ней с девушкой и мотоциклом. Я вот транспортные средства (кроме любимого велосипеда) вообще не признаю. Но рефлексия-то чего?! Рефлексия есть, грубо говоря, обращение внимания на самого себя, на свое сознание, мысли, поведение, деятельность и ее продукты. Это то, что - в частности - выделяет человека из животного царства, базовое свойство человека, благодаря которому он может осознавать и регулировать свое поведение. Мужчинам это не свойственно? Да ладно! А откуда же тогда растет вся философия?..

Хочу оговориться, книгу-то я не читал, только рецензию, так что не знаю, как там в тексте. Но если немножко помечтать, это ведь так чер-ртовски интересно могло бы быть! Главный герой - алхимик, черный маг, довольно молодой человек - но не думает о девушках вообще (может, другие заботы, а может, просто одни дуры вокруг), к технике относится как к чему-то, что должно работать, и неважно, как. Отслеживает свои мысли, состояние, поведение, думает о них и о себе. Ну блин, это же интересно! Почти портрет, уже можно представить себе такого погруженного в себя, в свои размышления юношу, для которого существует только его мысли и его искусство, что, конечно, намного интереснее всяких баб-с. Собственный мотоцикл для него - неведомым образом работающее устройство, и техника - какое-то прям чудо... либо просто кусок металла, тарахтит - и слава богу. Кстати, очень бы пошло в образ - если человек погружен скорее в себя, чем во внешний, в частности, предметный мир, то из средства передвижения не будет устраивать фетиша и с упоением протирать тряпочкой очередную шестеренку.
Да, это - не Типичный Мужчина, какая жалость. Зато - живой интересный человек. А вам интересно читать про Типичных Мужчин? Ну это те, которые Стрелят-Убиват, обязательно еще Трахат Бап, ни в коем случае не думать много, то вдруг рефлексия получится. Или вот про Типичных Женщин, которые думают только про отношения, семью-детишков, все такие мягкие, поверхностные, много размышляют непонятно о чем и непонятно зачем, при этом ничего не решая, и говорят обо всякой фигне? Персонажи, может, и по ГОСТу, но не способные преподнести никаких сюрпризов, открыть новое или увлечь.

Так а почему тогда герой, который вдруг не проявляет якобы положенных ему гендером черт, "выпадает из образа"? Может, наоборот - попадает? Так можно докатиться до того, что останется в искусстве только два образа, Мужской и Женский, не попал - абзац, слажал автор.
Да, есть некоторый набор черт, которые условно считаются феминными либо маскулинными. Есть тесты и опросники, которые это измеряют. И что же они показывают? Лишь "степень идентификации с традиционной культурной и социальной ролью мужчины или женщины". Если у человека, например, снижена идентификация с этой самой ролью, значит ли это, что человека не существует? Нет, конечно. Значит ли это, что он плохой, некачественный? Совсем нет. Так почему же таких персонажей часто обзывают некачественными, выпадающими, нереалистичными (то есть, типа того, таких людей не бывает)? Не говоря уж о том, что культура, особенно в литературе, фантастике и фэнтези, может быть совершенно другой, и культурные роли - соответственно.

К чему это я? Видите ли, я все пытаюсь понять, как писать лучше. Признаться, я тоже порою ловлю себя на том, что, почитывая книжку, вижу каких-то не таких мужчин или женщин, и думаю - вот, автор, поди, барышня, ничего в мужчинах-то не понимает, а На Самом Деле мужчины - вот такие. Или там автор - джентльмен, и все то же самое с женскими персонажами. Да, частью это из-за того, что МТА и в самом деле слабо себе представляют живых людей, да и писать не умеют.
Но частью - видимо, у самого в голове сидит этот дурацкий стереотип. Все помнят Мередит и Орсино (Dragon Age II)? Ну дьявольски же интересная и яркая парочка, всем запомнилась. Живые такие... А что бы было, если бы я писал Мередит? Переживал бы, небось, что не женственная, не такая, не бывает, не поверят, обвинят, что женщин я никогда не видел даже в бинокль...

Вредные это мысли.
Я постараюсь не писать Типичных Мужчин и Типичных Женщин, пусть общественность, кажется, и следит за этим зорко, и хочет от персонажей соответствия. Я постараюсь запомнить, что, если где-то персонажи не такие, как привычно ожидать от представителей их пола, то это просто люди разные, и это нормально. В жизни-то люди разные, отчего бы не быть и героям - разным? Странным, несоответствующим: в жизни ведь так оно и есть, нигде не найдете такого паноптикума странных личностей, как в жизни. Не автор "не справился", а просто персонаж не любит ковыряться в мотоциклах, даже если он мальчик. Так ведь намного даже интереснее!
Рефлексия у них - женская черта, как ни крути. Oh, come on!

@темы: Осмысленная действительность, Слова и тексты

16:57 

О проработанной системе - 2

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Из другой рецензии на другую книжку:

Сильная сторона книги, и козырь данного автора, это добросовестная работа с магическими и эльфоисторическими деталями. Потому что вместо "хрень магическая №5" нам представляют и характеристику, и историю, и область применения артефакта, понятия или магического приёма:

"'Холодный вихрь'. Боевое заклинание далеко не из самых сильных, имело одно, но чрезвычайно важное в сложившихся обстоятельствах преимущество. Его можно было растягивать на неограниченно большое расстояние. Разумеется, чем больше была площадь вихря, тем слабее было понижение температуры внутри него. Если, вложив в вихрь диаметром один метр половину всего своего запаса энергии, Рау мог превратить находящегося там человека в ледяную статую с температурой порядка минус двести градусов Цельсия, то растянутое на весь замок заклинание смогло охладить свое внутреннее пространство всего лишь до минус пяти градусов. Но этого оказалось вполне достаточно".

И вот такими симпатичными плюшечками об особенностях применения различных заклинай, расовых различий, особенностей традиций и историческими справками текст забит под завязку, при этом, не нарушая динамику событий, а лишь создавая нужную иллюзию. И хотя автор наделяет героев противоречивыми психологическими характеристиками, введённые магические признаки соблюдаются просто неукоснительно.


Вот это - настоящая брошюра об устройстве телевизора и руководство по его ремонту! Причем рецензент поставил это в плюс тексту. Это "важное в сложившихся обстоятельствах преимущество" да "чем больше площадь, тем слабее понижение температуры". В градусах Цельсия, да-да.
И давно у нас такие вот информационные вставки, как из правил ролевой, и канцелярит считаются "плюшечками"?
В общем, господа, я удивлен. Ладно - писатели пишут что-то странное, писать умеют не все, канцеляритом заср... заполнен мозг каждого первого, кто смотрит телевизор и читает газеты. Но чтобы уже и читатели хотели от литературы - вопиюще не литературного? Как видно, это уже не отдельные девиации, а общее настроение...

@музыка: Zbigniew Zamachowski - Cztery Rady Jaskra

@темы: Слова и тексты

15:03 

О проработанной системе

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
"Невнятная система магии. Совсем невнятная. Даю пример: - Я создал файербол быстрым движением руки и метнул во врага. Все. Точка. Хватит вам системы магии. Мне не хватило... Это то же самое, что описывать устройство телевизора словами: "Там картинки меняются, музыка играет. И ваще, он классный!"

Из обзора одной книжки. Книжку я не читал, на обзор попал случайно, но речь не о книжке и не об обзоре, а о вот об этой вот фразе. Точнее - позиции.
Люди, помилуйте, на что вам в литературе "проработанная магическая система"?
Герои хорошего вымысла не будут объяснять сами себе, что данный файербол третьего уровня стоит сотни нефти шестьясят маны, и для его призыва нужно владеть как минимум двумя заклинаниями Школы Огня и освоить ветку "Атакующие Чары". Если герой маг, он и так будет все это знать, и станет именно что создавать файерболы да метать; если же герой не маг, то для него файербол и подавно - не заклинание, ради создания которого нужно было призвать четырех Огненных Элементалей Пятого Уровня, для него файлербол плюется искрами, шкворчит и опаляет волосы и брови, а еще над ним, наверное, можно пожарить куропаточьи ноги.
Так же как и телевизор. Для нормального человека (а герою хорошего вымысла страстно рекомендуется быть нормальным человеком) телевизор - это такая штука, играет музыку или рекламу "Вкусно! Как "Орбит Отечественная Фантастика"!", и картинку кажет. Может порадовать Гурченкой в "Карнавальной ночи" под Новый год, и не дай бог примется внезапно показывать "Лебединое озеро". "Описывать устройство телевизора" - задача не литературы, а инструкции по починке означенного устройства, там и схема его есть, сиди себе и паяй, тестером прозванивай. Если я работаю в телемастерской, и роман обо мне - производственный, то да, без устройства телевизора не обойтись.
Пока же мне достаточно того, что на телеке собирается пыль, пульт теряется, а по "Культуре" бывают дьявольски интересные передачи. Картинку кажет, музыка играет. Если вдарить кулаком по левому дальнему углу, перестанет пищать. И этого довольно.

Тут надо сказать, что я сам был грешен. В пору молодости, когда я пытался писать Эпическое Фэнтези, как раз наклепал Проработанную Магическую Систему. Было там стопиццот заклинаний, одно сильнее другого, контрзаклинания для них, для каждого нужен был определенный ресурс, большинству соответствовали определенные жесты, соответствовавшие греческим буквам, которые были взяты из имен библейских демонов, которые... и так далее. И чего? Вменяемости, мысли, стройности от этого не прибавилось.

Я не говорю, что проработанность не важна. Точно так же плохо, когда у мага уже кончилась мана, а он произволом автора швыряется молниями направо и налево еще полчаса. Если уж придумал систему - следуй ей. Но чего точно делать не следует - так это вываливать ее на читателей.
Не надо продавать человеку телевизор и заставлять выучить его устройство. Человек просто новости посмотреть хочет. И для сюжета и главной мысли книги важнее (да и читателю, уж наверное, интереснее), не какого уровня апгрейд нужен для заклинания Адские Метеориты Хаоса (и сколько синих бутылочек нужно выпить), чтобы пробить Неразрушимый Призматический Щит Судьбы, а зоховает ли душу мага какой-нибудь демон за непростительные чары, или, может, в окошко приветливо постучит местная инквизиция.

И еще раз. Ничего не имею против, если магическая система есть, автор ее придумал и ей следует, но при этом не устраивает читателям лекцию о принципах работы файербола. Ну, скастовал Великий Чародей Огненный Шар Неизбежной Гибели - но так варвару, допустим, от лица которого ведется повествование, совершенно все равно, как эта фиговина называется и какие Силы надо было задействовать, чтобы... и так далее. Он вообще эту вашу магию впервые в жизни видит, ему б понять, как половчее к Великому Чародею подобраться, чтобы всадить секиру в бугристый череп - и всех забот, проработанная там система или не слишком.
Точно так же у автора может не быть никакой системы, не быть ничего, кроме интуитивного понимания законов магии и мира. Как у Джо Аберкромби в трилогии "Первый Закон": задрожал воздух над плечом Первого Мага - и абзац. Так пишут по-настоящему талантливые, я думаю, у них мир не в гайдах, а в голове.

Плохо, когда вместо литературы мне подсовывают производственный роман об изготовлении файерболов, и даже не пишут на обложке предупреждение. И плохо, что предложение, кажется, рождено - спросом.

@темы: Слова и тексты

03:24 

"Как же я буду теперь убивать Логейна?"

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Дочитал я "Украденный трон" (Dragon Age: The Stolen Throne by David Gaider).
Отдельная пичалька - там совсем не было про Хайевер и Кусландов, а я, признаться, надеялся.
Общественность после этой книжицы начинает сильно любить Логейна, понимать его, считать няшкой и не убивать, ибо герой и пусичка. Аймо выражает.
Открылись ли глаза у меня на этого "самого глубокого и неоднозначного персонажа игры"? А вот честно скажу вам, леди и джентльмены: было бы, на что там открываться.
Логейн образца "Украденного трона" несколько приличнее Логейна образца ДАО, это правда. Не сам по себе, а потому, что у него есть Мэрик и Рован, которые не дают ему совсем уж озвереть, да и то у них потом кончаются силы, а затем и жизнь, и мы из Мак-Тира получаем тот пушистый песец, который получаем.
Даже те стойкие люди, которые после "Украденного трона" не возрыдали и не простили Логейну все грехи, частенько говорят, что вот как жаль, был в юности нормальный человек, а потом сошел с ума. Так же говорит и Эамон перед Ландсмитом. "Он упал на одно колено и поклялся, что освободит Ферелден или умрет". Эрл Эамон, надо думать, этого сам не видел, а слышал уже из красивых историй о мятеже, ибо ничего подобного Логейн в книге не делал - и делать бы не стал. Не потому, что слишком пафосно.
А потому, что на Ферелден будущему тейрну Гварена было покласть с прибором.

"— Почему ты с нами? — спросил он. — Ради него?
— А ты почему? — холодно отозвалась она. — Ради него?
<...>
— Нет, — ответил наконец Логэйн. — Ради себя самого".


Врет, наверное, немножко и ради Мэрика, потому что Мэрик его принял, очаровал фирменным Тейринским обаянием и подпустил к себе (чего ни один разумный человек делать не стал), несмотря на пророчество Женщины Многих Лет ("Оставь его при себе, и он будет тебя предавать. С каждым разом все горше") не прогоняет и даже не начинает доверять меньше.
Но вообще, как я увидел, вся Эпическая Глубина Логейновой личности описывается двумя положениями:
Читать дальше?

@темы: Игрища, Изба-читальня, Слова и тексты

07:27 

lock Доступ к записи ограничен

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Рабочие моменты

URL
06:33 

Путями кривыми и окольными...

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
...Мироздание вывело меня к эссе (хотя это, по-хорошему, нечто большее; редкое эссе может похвастаться таким вниманием к доказательствам) об Анне Карениной. Вещь спорная, никто возражать не станет, но точка зрения уж очень интересная. Нужно, что ли, перечитать. Потому что если то, что описано в этом эссе-исследовании, ложится на текст без дополнительных натяжек (на приведенные цитаты очень даже ложится) - это придает роману глубину, а Толстому в моих глазах - новое звучание. Потому что тогда это - тонко, очень и очень, чего я за ним - и в этом виноват скорее я, чем Толстой - не видел раньше.
Но к делу!

Вот скажет, к примеру, герой какой-нибудь пьесы: "Как я ненавижу сосиски!" - а потом на протяжении двухсот страниц будет с удовольствием эти сосиски поедать. И что же напишут критики и лекторы в одном лице? Они напишут, что герой ненавидел сосиски. Почему? Потому что герой так сказал. Вот и весь аргумент.
Или, к примеру, наоборот: "Я обожаю сосиски! - громко заявит героиня какого-нибудь романа. - Без сосисок нет жизни, нет счастья!" - а потом сама же эти сосиски и выбросит с гадливым выражением лица. Но критики этого гадливого выражения даже не заметят! И ни за что не догадаются, что громкие слова о любви к сосискам крайне противоречат поступкам героини, что с любимыми так не поступают, и значит, героиня лжет - и значит, автор очень хочет, чтобы читатели это все-таки поняли.


Не правда ли, это самый верный и здоровый способ чтения художественной литературы? А также просмотра кино и вообще внимания всяческим историям. Не принимать то, что говорит герой, сразу за истину, а посмотреть на поступки героя, которые скажу о нем гораздо красноречивее.
И если Анора говорит: "Я хорошая королева!" - не принимать ее слова на верну, а посмотреть, как этот "могучий вождь" не смог совладать с собственным отцом, и как проморгал работорговлю и вопиюще бедственное положение в одном из районов своей же столицы.
И если Логейн говорит: "Я один сокрушу Мор, только я приведу к победе!" - не верить и не давать ему тут же в руки и прощение, и власть, а посмотреть, где же его хваленые армии в отданной на растерзание Мору стране, и как убийство несогласной знати и хаос в стране "помогают" Ферелдену выстоять. И также не стоит тут же верить "Все это я делал на благо страны!" А что же тогда так вцепился в трон?..
Мораль, короче, ясна. Во-первых, я всегда готов поговорить о Dragon Age. Игра этого достойна.
Ну а во-вторых: хорошо всегда иметь в виду, что люди вообще много чего говорят, но дела их говорят яснее и истиннее. И, в случае чего, ответить королеве: "Не надо песен, Ваше Величество, мы видели Вас в деле". Потому что автор когда и доносит устами персонажей положение вещей до читателя, а когда и совершенно с тем, что говорит персонаж, не согласен. Автор - писатель, сценарист - человек неглупый, он оставляет читателю, зрителю и игроку весьма ясные подсказки и свободу самому все понять.
Которые, как и нормальные живые люди, вполне могут гнать фуфел дезинформировать. И то, что они порою сами верят в свою ложь, не делает ее истиной.

@темы: Слова и тексты, Игрища

20:01 

lock Доступ к записи ограничен

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:52 

И еще раз о чистоте языка.

Решение Страшного Суда может быть обжаловано в Страшном Апелляционном Суде.
Не всеобщего или Великого и Могучего, а моего личного, речи устной и письменной.

- Как дела?
- Неплохо.
- Как у тебя продвигается то-то и то-то?
- Ненапряжно. Без проблем.
- А как здоровье?
- Да неплохо, из носа не течет, ничего не болит.
- Как в личной жизни?
- Недурно. Меня не пилят, не устраивают сцен ревности, мы не ругаемся.


Ну и все, казалось бы, превосходно. Что же меня здесь напрягает?
То, что я вполне привык к подобному способу определять положение вещей, и сей диалог не кажется мне странным.
Привык определять бытие через небытие.
Умный, вне всяких сомнений, уже все понял, а лично для себя поясню, бо мысль любит быть высказанной.
Концепция зла (онтологического, насколько я помню, а не нравственного) как лишенности восходит, как мы все помним, к Платону. Зло чего бы то ни было состоит не в его онтологической реальности, а в лишенности добра, истины. Мир идеальный (полностью гармоничный, совершенный, реальный и благой) не может быть полностью отражен в мире материальном, и чем дальше последний от первого, тем менее он благ, совершенен и реален.
Зло - это недостаток идеальности (то есть несовпадение с идеальным миром) и, тем самым, недостаток - реальности. По-моему, интуитивно вполне понятная концепция: существующее, живущее, светлое и доброе можно ощутить, ощупать, познать само по себе, без всякого посредника. Потому что это есть - бытие, реальность и жизнь. Враки все это, что добро без зла непознаваемо или, более того, нежизнеспособно. "Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?" О, добро бы себя прекрасно чувствовало! Бог может быть определен и познан без всякого Дьявола.
Последний без первого - нет. Но я, в общем, не о том; также я не хочу касаться неизбежной, как многие полагают, девальвации добра без зла как без контраста, предмета сравнения.
Болезнь легче всего понять - как отсутствие здоровья. Несчастье - как отсутствие счастья. Там, где мир либо человек лишен благого и гармоничного, лишен жизненных сил и истинного бытия, там возникают неполадки. НЕполадки, кстати. Недаром же дурное (НЕхорошее) зачастую обозначается как отрицание хорошего, истинного? "Он говорит НЕправду". "Мне НЕздоровится". "Это НЕприемлемо, может даже привести к НЕсчастью". "Какая БЕСсмысленная болтовня, ты просто БЕЗнадежен!" Вполне привычно, правда?
Сие долгое предисловие вот, собственно, к чему. Если вполне логично с этой точки зрения (чем-то мне близкой, но могущей быть несродной остальным) обозначать дурное или нейтральное как лишенное хорошего, гармоничного, - что не отменяет, безусловно, собственных слов для всяческих напастей, "беспорядок - хаос", "дисгармония - разлад", - то не глупо ли пытаться описать доброе, полное жизни, сил и реальности через отрицание нереального и полного изъянов? Двойное отрицание какое-то получается, и мне кажется, мир, описанный подобным образом, многое теряет.
В "неплохо" намного меньше энергии и жизни, чем в "хорошо". В "мы не ругаемся" намного меньше любви и тепла, чем в "мы отлично ладим". И так далее. В утверждении вообще больше жизни и бытия, чем в отрицании. Больше настоящести.
Кто-нибудь может вспомнить про апофатическую теологию. Помилуйте, скажу я, материальный мир намного проще, нежели Бог, и стоит ли бояться определить его словом? Предметный мир - штука вообще достаточно определенная, прекрасно описываемая средствами языка. В отличие от Бога, с которым нужно быть осторожным в выражениях. Но это тема для отдельного разговора.

В литературе все эти соображения выражаются следующим образом:
"«Стены замка еще не растрескались от ветра и дождей, дряхлость не оставила на них свой мерзкий плесневелый отпечаток. Подъемный механизм моста пока еще не был сломан, и пруд, полный кувшинок, зеленой тиной не зарос»
Не правда ли, двойственное впечатление? Такова работа подсознания: восприятие текста синкретично; человек воспринимает все слова скопом, лепит их в картинку, при этом отрицания теряются. Чтобы учесть все эти «не», приходится читать текст не образами, а словами. Естественно, художественная ценность произведения резко снижается. Можно придумать ситуацию, когда подобного эффекта приходится добиваться, но очень и очень сомнительно.
Старайтесь описывать ситуацию в конструктивном ключе. Это сложно, знаю по себе, однако полученный результат того стоит".
(В. Силин, "Стилистика начинающего автора")
И правда, замок не был таким-то и таким-то. А каким же он был?..

Вот именно, что описывать в конструктивном ключе. Не только в текстах, но и в обычной речи. Вдруг да и станет у меня - больше истинного бытия и красок? Это не отрицание дурного. Это попытка избавиться от странной привычки: описывать хорошее через дурное, а реальность и жизнь - через ее отсутствие. Ибо - зачем? Реальность отлично говорит сама за себя.

@темы: Слова и тексты, Осмысленная действительность

Difficile est proprie communia dicere

главная